Сведения о лицах,
связанных с Рерихами,
и о рериховских учреждениях
Главная страница

 

Поиск
по нашему сайту
(с Google):

 

Крейн (Крэн) Чарльз / Charles Richard Crane

Крейн (Крэн) Чарльз

(1858, Чикаго,-14.2.1939) - представитель династии крупных американских промышленников. В России сейчас его часто вспоминают по истории с колоколами Свято-Данилова монастыря. С 1884 г. первый вице-президент, в 1912-4 гг. президент Crane Company в Чикаго (производство водопроводного оборудования), после чего избавился от своей доли акций за 15000000 долларов. Государственный деятель и дипломат. Помог Уильяму Тафту стать президентом США в 1908 г. Главный спонсор на выборах и советник президента (в 1912-21) Вудро Вильсона. Член дипломатической миссии в России (1917), Комиссии Кинга-Крейна на Среднем Востоке (1919) и посол США в Китае (1920-1) и Турции. В 1925 г. создал Институт текущих мировых дел. Большой меценат, коллекционер. Почетный советник Музея Рериха в Нью-Йорке и Института "Урусвати". Друг Н.К. Рериха. Купил много его картин, поддерживал Учреждения не только деньгами, но и делами, например, во время суда с Хоршем. В 2000 г. вышла книга "D. Hapgood. Charles R. Crane: The man who bet on people", но, к сожалению, оказалась недоступна.

"...от К-а никто не уходил без ободрения и самой деликатной помощи... Имя К-а сохранится на почетных страницах многих научных и филантропических организаций... Необычайна была любовь К-а к Востоку. Он не только устремлялся к Востоку, но и глубоко любил его красоту... он входил туда как свой человек, как друг, точно бы давным-давно живший в этих странах... Если бы у народа русского побольше было таких искренних друзей! Среди собирательства К-а русское и восточное искусство занимают особое место. У него было много русских картин... На стенах его домов и поместий были и Самарканд, и Афон, и Ростов Великий, и Бенарес, и Тибет, и Гималаи — словом, все, к чему устремлялась его многовмещающая душа" (ЛД-18.2.39).

"...такие люди, такие друзья не предадут, не изменят... В каждом их поступке, кроме общего свойственного им доброжелательства, можно найти и особое ценное устремление. Первый раз имя К-а встало перед нами уже тридцать лет тому назад... во время одного из его приездов в Россию. Ведь К. побывал в России не много не мало, как двадцать четыре раза... (по крайней мере с 1900 г., когда был на личном приеме у царя; построил завод в С.-Петербурге; помогал художникам Васнецову, Нестерову, Поленову - сост.) При этом во время каждого из таких посещений К., помимо технических дел, творил много добра, умножал культурные сношения и укреплял дружеские связи с народом русским... трудно было себе представить, чтобы исконный американец до такой степени мог глубоко понимать Россию, положительные качества народа русского, русское искусство и общественность... К. чувствовал Русь не узко, не предвзято книжно, но широко, во всей ее азийской мощи и красоте. К. понимал и Китай, и не случайно он был почетным советником Китайского правительства. К. тянулся к Индии. Не раз проезжал ее, воодушевленно впитывал ее красоты, знал Индию от юга и до Гималаев. С такою же любовью К. бывал и в Ираке, и в Сирии, и в Месопотамии, и в Аравии. Султаны и шейхи понимали К-а и любили его задушевное слово. Любил К. и Египет... Было бы жаль представить К-а только как филантропа или как государственного деятеля. Несомненно, по природе своей К. был художником. Ведь не только те художники, которые поют, играют, пишут, занимаются живописью или скульптурою. В равной мере и все те будут художниками, в душах которых горит пламень красоты. Ко всему красивому и прекрасному неотрывно тянуло К-а... Первая моя личная встреча с Ч-м К-м произошла в 1921 году в Чикаго во время моей выставки в Чикагском Институте Искусства. Эта первая беседа была чрезвычайно многозначительна... К. знал мое искусство, а я так много слышал о нем еще и в России... При своих поездках по Индии К. постоянно посещал нас... широкие взгляды К-а удерживали его от всяких осуждений. Во всем, даже и в великих трудностях, он прилагал добрые меры... В нашем Нью-Йоркском музее была особая комната, посвященная имени К-а... И К. постоянно посещал музей вместе со своими американскими и иностранными друзьями... А затем по возвращении нашем в Америку К. приветствовал нас, стоя во главе почетного комитета для встречи... Велико число образовательных учреждений, которым помогал К. и помогал весьма существенно... Много путников смогли продолжить свой путь только благодаря доброй воле К-а" (ЛД-[1939]).